ТЕКСТЫ

ТАШКЕНТСКАЯ "КУПАЛЬЩИЦА" АНДРЕЯ БЕЛЛОЛИ: ОРИГИНАЛ ИЛИ КОПИЯ?

Борис Чухович
искусствовед, независимый куратор

18.01.2018

На протяжении последних пятнадцати лет в социальных сетях и блогосфере неоднократно вспыхивали толки о судьбе одного из наиболее популярных полотен Государственного музея искусств Узбекистана – "Купальщицы" Андрея Францевича Беллоли. Более всего любителей искусства волновала сама сохранность произведения: кто-то беспокоился из-за того, что не увидел полотна в привычном зале, кто-то подозревал, что работа была утрачена или подменена в хаосе первых постперестроечных десятилетий. В итоге вокруг картины создалось поле неопределенности, вполне симптоматичной в условиях закрытости узбекских институций и многочисленных коррупционных скандалов в сфере культуры. Поэтому интересно разобраться в корнях этой ситуации.

Слухи не то о краже, не то о подмене "Купальщицы" питались противоречивыми и непоследовательными публикациями в сетевых СМИ. Первый раз проблему поднял портал NEWSru.com. Его публикация от 12 октября 2001 года сообщала, что в Ташкенте злоумышленники вынесли из Музея искусств пять произведений русской живописи 19 века [1]. Попутно анонимный корреспондент добавил, что за год до кражи "уже была предпринята попытка хищения самых ценных экспонатов коллекции музея искусств – картин «Венера с яблоком» Томазо Солари и «Купальщица» Беллони" (sic!). Из текста читатели также узнали, что два преподавателя Республиканского художественного училища, имена которых не сообщались, якобы сделали с картин копии с расчетом подменить ими оригиналы, но были вовремя разоблачены.

Небрежная подача фактов с головой выдавала, как минимум, непрофессионализм и верхоглядство источника NEWSru.com. В реальности "Венера с яблоком" Солари из Ташкентского музея искусств являлась не картиной, а скульптурой, а автором "Купальщицы" был не Беллони, а Беллоли. Однако наспех сколоченная новость запала в душу тех, кто интересовался искусством Узбекистана, и несмотря на то, что пять картин, украденных из музея, быстро вернули, а вора изловили, весть о якобы пропавших "Солари и Беллони" в почти дословном виде вирусно воспроизводилась в социальных сетях и в СМИ многие годы.

В частности, к ней вернулись в разгар коррупционного скандала, разразившегося в 2013-2015 годах в музеях Узбекистана. Тогда Радио Озодлик сообщило любителям искусства многие леденящие душу подробности коррупции в музейной и художественной среде, большая часть которых звучала убедительно и чрезвычайно тревожно. Однако к новым фактам информаторы Озодлик присовокупили и старую "новость", упомянув, что  в первой половине 2000 годов "из Государственного музея искусств Узбекистана были выкрадены картина итальянского художника Томазо Солари «Венера с яблоком» и произведение «Купальщица», принадлежащее перу известного художника Беллони" (sic!). Девять месяцев спустя формулировка смягчилась: теперь Озодлик утверждал, что "за последние два-три года в Узбекистане была предпринята попытка хищения самых ценных экспонатов коллекции музея искусств – картин «Венера с яблоком» итальянского художника Томазо Солари и «Купальщица» известного художника Беллони". Как мы видим, "новость" здесь фигурировала все та же, с теми же опечатками и смысловыми ошибками, причем авторы последней публикации по необъяснимым причинам решили ее сделать более актуальной, перенеся попытку кражи на 14 лет вперед.

Тревогу узбекистанской публики усиливали несколько объективных внешних факторов.

Во-первых, с ташкентской "Купальщицы" нередко делали копии, причем копирование осуществлялось и в советские годы, когда будущие соцреалисты должны были овладеть академической светотенью и лессировками, и после распада СССР, когда новобуржуазные будуары затребовали испытанный старый декор. Всемирная сеть помогает быстро обнаружить некоторые из таких копий. Так, на сайте "Студия-И", предлагающем "интерьерную живопись", можно увидеть несколько копий Беллоли, и в частности две копии ташкентской купальщицы. Небольшую, размером 40 на 30 см, копию, исполненную С.Смолиной, можно приобрести всего за 19500 рублей вместе с багетом. Чуть более представительную, кисти К.Андреева, – за 25500 рублей (багет также включен).

Во-вторых, сам Беллоли в свое время, подобно множеству других салонных живописцев, поставил на рынок не до конца выявленное историками количество обнаженных дев. Исторические свидетельства на этот счет разнятся, что легко объяснимо. Для Российской Академии художеств второй половины 19 века "купальщицы" были столь же беспроигрышным сюжетом, как "дервиши" и "суфии" для Академии художеств Узбекистана. Их производили почти на потоке, увеличивая товарооборот за счет авторских копий и вариантов одной и той же работы. Собственно, эти два типично академических сюжета – купальщицы и суфии – не столь далеки друг от друга. Смычкой между ними служила ориенталистская живопись, выросшая из европейского академизма и позитивно воспринятая художественными академиями стран Центральной Азии. Ориентализм в обоих случаях помогал абстрагироваться от жизни и сконцентрироваться при подаче салонных сюжетов на "чисто живописных эффектах". То, что "купальщицы" прошлого были обнажены, а сегодняшние "суфии" одеты, сути дела не меняет: и те, и другие были и остаются конвенциональной салонной продукцией.

В третьих, слухи спорадически усиливались из-за периодического мелькания разнообразных "Купальщиц" на международных аукционах. Деньги, за которые перепродавали варианты этой картины на престижных площадках, порой ослепляли неофитов, которые, не разобравшись в деталях, пускались в толки о том, что "ташкентская Купальщица" вновь "всплыла" в Лондоне или Нью-Йорке. В действительности отличить аукционных "купальщиц" от музейной не столь уж и трудно. Скажем, "Купальщица" Беллоли, проданная Christie's в 2007 году в Нью-Йорке за 50400 долларов была сравнительно небольшим этюдным наброском размером 40х27 см и уже поэтому ни при каких обстоятельствах не могла являться оригиналом "ташкентской Купальщицы", учитывая внушительные габариты последней. К тому же на наброске отсутствовали многие "академические" аксессуары ташкентского полотна, в частности, сосуд в правой части картины и некоторые детали ландшафта, на нелепость которых указывала еще известный ташкентский искусствовед Софья Круковская. К слову сказать, все эти детали присутствовали на внушительном варианте "Купальщицы", проданном за 12500 фунтов стерлингов на аукционе Christie's South Kensington в 2012 году, однако и это полотно картина при внимательном сличении с фотографиями "ташкентской Купальщицы" от нее заметно отличалось. Впрочем, организаторы аукциона на этот раз не настаивали на авторстве Беллоли, подчеркнув, что речь идет о "художнике его круга". Еще один (судя по всему авторский или, по крайней мере, очень давний) вариант "Купальщицы был зафиксирован на одном из аукционов 2008 года.

Пока открытые виртуальные каталоги, которым можно было бы доверять, не будут созданы, спекуляции на тему краж и подмен будут продолжаться.

1. Среди украденных работ упоминались "Закаты в степи" Айвазовского, "Княгиню Оболенскую" Тропинина, "Турчанку" Брюллова, "Девочку с красным бантом" Крамского и этюд Сурикова к картине "Утро стрелецкой казни".

1. К.Андреев, "Купальщица" (копия с картины А.Беллоли), холст, масло, 50х36 см, 2014

2. С.Смолина, "Купальщица" (копия с картины А.Беллоли), холст, масло, 40x30 cm, 2012

Изображения и информация: сайт Студия-И,
"Галереи Интерьерной Живописи"

http://www.stydiai.ru/gallery/belloli-andrey/

1/2
1/3

1. А.Беллоли, "Купальщица", 1861, холст, масло, 39.3х27.3 см (выставлена на аукционе Christie's в Нью-Йорке в 2007 году)

2. Круг А. Беллоли, "Купальщица", холст, масло, 198х142 см (выставлена на аукционе Christie's South Kensington в 2012 году)

3. А.Беллоли, "Купальщица", 1873, холст, масло, 149х112 см (выставлена на аукционе в 2008 году)

Можно предположить, что в слухах и разговорах об "исчезнувшей" картине отражалась и ее "легендарная история", соединившая мещанскую тягу к "великосветским страстям" с прагматичным музейным пиаром советской эпохи. Редкий житель Ташкента не знает нынче этой легенды, согласно которой при приходе большевиков к власти картина была спрятана князем Николаем Романовым в стене собственного дворца и много позже случайно обнаружена при различно описываемых романтических обстоятельствах. Эта легенда, ставшая частью городского фольклора, вошла в исторические романы, в том числе и самого недавнего времени, такими как "Мраморная женщина" Бориса Климычева (Томск, 2010) или "Тайник Великого князя" Елены Зевеловой и Александра Сапсая (2008). Происхождение этой легенды было ясно описано той же Софьей Круковской в ее исследовательском очерке, посвященном "ташкентской Купальщице" Беллоли. По ее свидетельству, археолог Василий Шишкин рассказывал, что во второй половине 1920-х годов музей плохо посещался и "у тогдашнего заведующего музеем П.А.Штепса появилась «блестящая мысль» перенести для этой цели «Купальщицу» в экспозицию и одновременно послать в «Правду Востока» вымышленную им самим историю о раскрытии замурованной картины. Эта «утка» быстро облетела Ташкент. В музей повалили толпы зрителей, желающих ее увидеть"[2]. Собственно, далее народ стал додумывать сюжет самостоятельно: в некоторых версиях "Купальщица" обратилась изображением американской возлюбленной Великого князя Фанни Лир, по аналогии с аналогичной историей, которую комментаторы неизменно прибавляют к рассказу про уже упоминавшуюся "Венеру с яблоком" Томазо Солари.

Хаос коллективного народного творчества усилился благодаря Интернету. Википедия в статье об Андрее Беллоли представила в качестве "ташкентской Купальщицы" именно то изображение, которое фигурирует как копия С.Смолиной на сайте "интерьерной живописи" Студии-И. Доверившись "народной энциклопедии", многие блогеры размножили это изображение как подлинное, сопровождая его восторженными комментариями. Например, Раиса Крапаней поместила под этой картиной (продающейся за 19500 рублей вместе с багетом!) следующее анекдотическое описание: "И наконец, несравненный Беллоли, хотя есть «купальщицы» и у других художников (Фрагонар, Курбе, Ренуар, Сезанн, Пикассо), но наша-то, ташкентская, одна такая! И опять надо благодарить родственника славного рода Романовых – именно благодаря ему эта картина вкупе с другими оказалась в Узбекистане. Говорили, что прятали её от новой власти, и что была она замурована в стене дворца, что полусумасшедшая вдова держала эту картину до последнего у себя в спальне, так она ей была дорога, не желая отдавать её в руки рабочее-крестьянского большинства. Как бы то ни было, «Купальщица» Беллоли как занимала главенствующее положение в Музее (по размерам тоже), так и продолжает радовать своей удивительной красотой. Вот она, ташкентская "купальщица!"

Единственным способом распознать среди множества авторских вариантов картины и более поздних ее копий, сделанных другими художниками, изначально находившееся в коллекции Ташкентского музея полотно является сличение цифровых копий с историческими изображениями "Купальщицы", публиковавшимися в надежных источниках. Такое изображение фигурирует, в частности, в упомянутой книге Софьи Круковской "В мире сокровищ". Круковская несколько десятилетий, с 1940-х по 1980-е годы, проработала в Музее научным сотрудником. Скептически относясь к "Купальщице" как к проявлению салонного дурновкусия, она посвятила ей очерк "Сокровище ли это?" Сравнивая помещенное в ее книге изображение с теми, что фигурируют в сети, можно достаточно быстро отсеять всё, что очевидно не совпадает с музейным оригиналом. И наоборот – сличая репродукцию в книге Круковской с фотографиями "Купальщицы", сделанными в конце 2017 года историком искусства Светланой Горшениной в Ташкентском музее, можно убедиться в том, что эти изображения детально совпадают друг с другом. Разумеется, полноценный вывод о подлинности изображения могла бы дать лишь профессиональная экспертиза – и тем не менее, отмести всех иных претендентов на роль "ташкентского подлинника" можно уже сегодня. Так же, как и сделать вывод о том, что ни одного серьезного довода в пользу слухов о том, что "ташкентская Купальщица" была выкрадена или подменена, публике до сих пор представлено не было.

Позитивный вывод данного текста, казалось бы, должен успокоить читателя. Однако беглый обзор, который мы осуществили, вновь указывает на то, что наиболее уязвимым местом музеев Узбекистана остается закрытый, непрозрачный характер их коллекций. Если бы оцифрованные изображения музейных артефактов фигурировали в сети и у публики была возможность сличить их с тем, что висит в залах (как и с тем, что было опубликовано в прошлом), возможностей для кражи музейных ценностей было бы существенно меньше. И пока такие открытые виртуальные каталоги, которым можно было бы доверять, не будут созданы, спекуляции на тему краж и подмен будут продолжаться. 

2. Софья Круковская, В мире сокровищ: из собрания Гос.музея искусств УзССР. - 2-е изд., Ташкент: Издательство литературы и искусства, 1982, с.91

1. А.Беллоли, "Купальщица" из коллекции ГМИ Узбекистана, холст, масло, 1871 (?) - репродукция из книги С.Круковской "В мире сокровищ" (1982)

2. А.Беллоли, "Купальщица" из коллекции ГМИ Узбекистана - фото С.Горшениной после геометрической коррекции, ноябрь 2017

3. А.Беллоли, "Купальщица" из коллекции ГМИ Узбекистана - фото С.Горшениной до геометрической коррекции, ноябрь 2017

4-5. "Купальщица" в зале ГМИ Узбекистана - фото С.Горшениной, ноябрь 2017

1/5
  • facebook
  • Twitter Round
  • googleplus
  • flickr

© 2016 Heritage Alert / Alerte Héritage

1